Рубричка: Полезная информация.

Сегодня позволю себе еще больше отвлечься от темы недвижимости как таковой и опять отдаться воспоминаниям, тем более, что по Вашим отзывам, уважаемые читатели, мемуары эти интересны не только мне.

Итак, в область мы ехали из Москвы на скором поезде через Муравьевскую. Отец заведовал небольшой мастерской на территории 42-го отделения, в нескольких километрах от города. Для проживания отцу был сооружен войлочный домик размером метра три на три, на половину высоты врытый в землю. Нас это не угнетало, больше радовало материальное положение! Под сколоченным из досок столиком, на полке стояло множество банок со сгущенным молоком, кофе и какао со сгущенным молоком, и даже 11-ти килограммовая банка со сгущенкой. На столе коробка, а в ней больше 20 плиток шоколада. В углу домика стоят мешок муки, ящик конфет. При входе в домик, на улице, спускаясь по ступенькам, в боку, в земляном углублении установлен ящик со сливочным маслом на 25 килограмм, прикрытый мешком от песка. Отец выполнял квалифицированный ремонт квартир, на чем зарабатывал где-то 350-400 в месяц. До нашего приезда, отец в мастерской к стенке прибил простынь, и после бани грязное белье, складывал в этот своеобразный мешок. Стирка белья оказывалась достаточно дорогой.

Местность, куда мы приехали, представляла собой голую степь. Когда нас с другими ребятами, командование полка отправляла на машине, на реку, то договаривались, что мы будем у «кустиков». Кустики, когда-то росли в 18 километрах от места расположения полка, след которых давно простыл.

Сила местных была на коне. Оседлость для конников – это бич. О каких завоеваниях новых земель можно вести речь, если конник привязан к земле?! Поэтому ловля рыбы, пахота земли считается грехом, вот почему мы удовлетворили просьбу приятеля, вера есть вера!

В этом месте мы прожили недолго, отца перевели на территорию 2-ой пехотной дивизии, находящейся в городе. Парикмахерская, продуктовый магазин и пошивочная мастерская расположились на небольшой территории, огражденной забором из самана. В мастерской было человек 8 портных, среди них были молодые женщины, были и молодые ребята, недавно отслужившие в армии.

Мы поселились в землянке адъютанта командира дивизии. Это была двухкомнатная землянка, сантиметров на 80-90 сидящая в земле. Внутри, землянка обшита струганными досками, в каждой комнате по большому окну. К комнатам примыкал тамбур или сени, другими словами. Когда однажды обнаружили на двери, казавшейся надежным, раскрытым солидный замок, поняли, что у нас были незваные гости. Сразу со Нилом стали устраивать потайные запоры, на одну дверь запора 3 и на другую еще 4. С тех пор наша обитель стала неприступной.

В мастерской отец был и заведующим, и закройщиком, и кладовщиком, и портным. Мама устроилась уборщицей (с окладом 150), а фактически обязанности эти исполнял кто-нибудь из нас: подмести пол, подбросить дрова в печку, на плите которой постоянно грелись чугунные утюги для портновской работы.

После ухода из дома родителей на работу, в обязанности Нила входило: после завтрака помыть посуду, прибраться в комнатах, а мои обязанности работа. отец обучил, как изготавливать петлицы, конкурирующие с фабричными. Показал, как следует петлицы пришивать на гимнастерки, как пришивать нарукавные знаки военным. Мои петлички для различных родов войск выглядели приличней фабричных, поэтому заказчики выбирали постоянно мои. За материал, идущий на петлицы, отец высчитывал деньги, а все остальное заработанное шло нам со Нилом, на шоколад, на конфеты. Однажды, менял канты в брюках, эта работа раз в 20 дороже стоимости пришивания петлиц.

Еще: Еще воспоминания: о моем назначении в 1956. Еще воспоминания из детства Виталика.